З Табурэтам Да Акіяну

Как жить на пособие по безработице припиваючи

 Отмахав при температуре -10°С палкой и метлой в родном колхозе, ко мне пришло странное чувство тревоги и мысль о том, что посвятить всю жизнь маханию метлой мне не сильно хочется. Да, работа с товарищами на благо родины укрепляет тело и дух, но зачем тогда, спрашивается, в моём кармане тяжёлым грузом лежит мой диплом об окончании магистратуры?

Любимая биржа труда выдала мне листок самостоятельного поиска работы, с которым я и отправился на поиски счастья. Я приехал в Воложин и стал ходить по организациям, которые имеют близкий профиль к моей специальности.
- Добры дзень, где у вас тут отдел кадров? – спрашиваю я.
- Отдел кадров у нас по другому адресу, но вы садитесь, рассказывайте, – говорит мне опрятная женщина лет 45.
Кабинет просторный и я сажусь на мягкое кресло.
- Горад у нас неблагі, харошы, адно што толькі работы няма.




Да, после Минска тяжело привыкнуть к такой душевности людей. Везде, куда я ни зайду, мне уделяют время, охотно рассказывают и с любопытством расспрашивают. Может, это потому, что главная площадь города носит имя не Ленина, а Свободы?
 И хоть я понимаю, что работы мне тут не найти, я не могу просто встать и уйти, и мы мило беседуем о современном положении на рынке труда, декрете номер 3 и о том, что для молодёжи сейчас непростые времена.

Я иду в следующую организацию. Здесь начальник и отдел кадров в одном лице. Работа есть только плотником на четверть ставки, что-то вроде 4 часов в неделю, Иисус бы, наверное, справился, но не факт, что он бы согласился работать за неполные сто рублей в месяц.
 Поскольку работы по моей специальности нет, кадровик в моих бумагах должен сделать соответствующую запись с обязательной печатью.

  Не всегда это выходит легко. Когда я спрашиваю, есть ли работа, мне быстро отвечают «нет», но когда я прошу официально занести это «нет» в книжечку самостоятельного поиска работы, тут возникают проблемы. Оказывается, не так легко не только найти работу, но и даже получить официальный отказ.  Где-то нужна подпись начальника, который уехал, вышел или просто пропал, где-то просят официальное письменное заявление в «установленном законом порядке». Я настойчив, поэтому всё же получаю несколько официальных отказов, в остальных же случаях – я получаю бесценный опыт родины.
 Набравшись смелости, а может, наглости, я отправился искать работу в местный райисполком. Тут 4 этажа длинных коридоров и кабинетов, может, и мне место найдётся.



  Захожу в один из отделов, где сидят 4 молодые девушки. Узнаю, кто из них работает с кадрами, и спрашиваю, есть ли работа. Работы никакой нет, и я прошу написать это мне в книжку. Но не тут-то было. Специалистка не хочет мне ничего писать, потому что «боится». Чего же?  «Вам говорить не обязана». Нужно добро начальницы, и без него никак. И «вообще, тут принимают только письменные заявления». Но вот же он я, а вот моё заявление, у вас нет работы, напишите же об этом. Пытаюсь договориться с отделом, но тут как будто вырастает стеклянная стена, на меня просто перестают обращать внимание. Может быть, у меня закончилась подписка на матрицу и теперь я могу говорить только сам с собой?
 Через какое-то время появляется начальница, у которой я и хочу добиться правды. Подумав, она говорит, что работы, конечно, нет, но запись свою я не получу, так как в теории они могут взять меня «специалистом», который должен выезжать на объекты и что-то чертить в автокаде. Зарплата 250 рублей в месяц. Видя, как я приуныл, начальница улыбается и резюмирует: «Как видите, мы не можем поставить вам отказ в предоставлении работы».



 Тем временем нужно идти отмечаться на биржу труда, куда я тащу бумажку с отметкой о работе в колхозе. Работы по-прежнему никакой нет, но от сего момента я уже буду под заботливым крылом нашего социального государства. Наконец-то можно идти в банк за долгожданным пособием.
Мне светит одна базовая величина, которая, к слову, поднялась с 1 января 2017 года до 23 рублей.
 Какого же было моё разочарование, когда на руки мне выдали, 19 рублей из них 1 рубль – это тот что я в самом начале положил на счёт при открытии. Итого пособие составляет 18 рублей 27 копеек. Получается государство трактует моё пособие как доход и снимает почти 20 процентов в качестве налога. Тем временем на биржу я стал в начале декабря, а первое пособие получил в середине февраля.  



Теперь, когда в кармане приятно позвякивают монеты и шелестят купюры, надо решить, на что же потратить доход?

 18 рублей пособия в месяц, это 60 копеек в день. Если усиленно поститься, то можно позволить себе ежедневную поездку на метро или автобусе. Правда, в одну сторону, а обратно придётся пешочком.

Если никуда не ездить, то по идее можно выжить на хлебе и воде. Но даже покупая самую дешёвую питьевую воду в 5-литровых бутылках – пособия хватит только на 15 дней. Можно, конечно, пить воду из-под крана, тогда оставшихся денег хватит примерно на 18 буханок хлеба. Государство ещё никогда не было таким добрым к людям. Можно, конечно, купить 18 кг муки и печь хлеб самостоятельно, но кроме хлеба тело требует ещё энергии. Ведь наступает весна, и теперь вместо одного дня в колхозе, чтобы получать пособие, нужно отработать 5 дней. Т.е. за один день работы выходит примерно 3 рубля 50 копеек или 45 копеек в час. Этих денег едва хватит на обед в самой дешёвой столовой, но чтобы махать метлой и гонять бычков, хорошо бы ещё и завтракать, не говоря уже об ужине.



 Тем не менее, пособия прекрасно хватает на набор отчаянного безработного: 4 метра альпинистской верёвки плюс кусок хозяйственного мыла стоит как раз 18 рублей. А что? Нужно ведь чем-то подвязывать спадающие штаны, а делать это лучше чистым.
 А если быть ещё проще и мыться без мыла, то пособия спокойно хватает на неделю в компании «Обыкновенного чуда» или «Грёз» пуховичского пищекомбината. Многие так и поступают, а согласно статистике, тут мы впереди планеты всей.




 Конечно, приятно, с одной стороны, безработничать за государственный счёт, но выходит это довольно накладно и прежде всего для здоровья.


 С другой стороны, можно смело отказаться от этого унизительного пособия, бессмысленной работы в колхозе, моря бумажек и прочей бюрократии. Но тогда, когда через год, в почтовый ящик прилетит извещение с законным требованием оплатить 360 рублёў налога за счастье быть рождённым в этой стране, уже не скажешь, что государство за тебя не беспокоилось и не предлагало тебе метлу и свою руку помощи со сжатыми в кулачок восемнадцатью рублями двадцати семью копейками пособия.

7 comments:

  1. Импортируют мне твои слог и чувство юмора!(привет из ЛА Кали!)

    ReplyDelete
  2. Социальная жесть.

    ReplyDelete
  3. :( чорд, нават цяжка нешта тут каментаваць

    ReplyDelete
  4. дзякуй ураду і краіне

    ReplyDelete
  5. 27 же копеек, а не 23! ))))))

    ReplyDelete
  6. спасибо, поправил)

    ReplyDelete
  7. Если бы сейчас издавался "Крокодил" - можно сразу публиковать! Спасибо! Хорошая статья!)))))))

    ReplyDelete